Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
08:57 

Как мы снимали отсутствие дороги, продолжение

День второй.
Если засыпали мы, сцуко, как целомудренные туристы, тушка в спальник, рожа в потолок, проснулись как три дебила с любимого нашего обсос-тв. Отверзнув очи, я, блеать, обнаружила, что не замерзла. А главное, почему.
Места нам полюбэ хватило бы бы и в одноместной палатке, потому что я умудрилась вжаться в Андрюху так, что странно, что палатка устояла. Хуже того, покуда я страстно сопела оператору в шею, он умудрился выпростать руки из спальника и обнять меня. Нежно. Сзади мне в район затылка жарко дышал Толян, наводя на мысль, что не так уж и погано быть Сашей Грей. От моих попыток изменить позу проснулись оба, и утро началось. Погода была совсем летняя, так что мы охуели развеселились до того, что поджарили в огне сосиски (горячее сырым не бывает, тем более, если снаружи обуглилось). Естественно основной темой разговоров было, за каким из поворотов скрывается коварная Орловка. Толя ставил на первый, Андрюха на второй, я мрачно предрекала, что впереди вовсе не Орловка, а какая-то неведомая йобанная хуйня.
Кто в итоге оказался прав?..;)

Сначала я увидела кладбИще. Металлические оградки, окрашенные в жизнерадостный синий цвет, яростно буяли на фоне голых дерев, жухлой травы и бренных останков снега. Вдали истошно орали журавли (со вчерашнего дня, но в первой части отчета я о них позабыла). Место было на редкость приятное, хотелось остаться и поселиться здесь на век, тем более я как раз обнаружила, что за зиму действительно разжирела подрастеряла форму и перетрудила ступню. Впрочем собак визуально не наблюдалось (лай присутствовал, и мы уже пришли к выводу, что это неупокоенный призрак кобеля, охуевший от отсутствия людей и потому являющийся редким журналистам даже днем), и мы решили пройти чуть дальше. За первый поворот.

Деревня выглядела живенько, и даже очень. Смущавшая нас со вчерашнего вечера собака оказалась микроскопической шавкой когда-то белого цвета с удивительно басистым голосом. Самое смешное, что не снял ее никто. Ни я на мобильник (который был еще жив), ни, что хуже, Андрюха на камеру. Так наличие или отсутствие этого потустороннего зверя в нашей реальности и останется на моей совести. За домом с собачкой стояла пара вполне каменный остовов домой, но дальше деревня только ширилась и плотнела, спускаясь к самой реке и перебираясь на другой берег Баксы по вполне себе каменному мосту.
- Сдается мне, ребята, - сказал Толян задумчиво, - это не Орловка.
Я запрыгала (неиспользованная вода коварно ударила меня в спину) от восторга.
- Шошенки? Топлые Реды? Верхнебаксинские Блядоебеня?!!
- Нет, - сказал Толя еще более мрачно. - Мост есть только в Лаптевке. Но вариант с Ебенями мне нравится. Как мы могли пропустить Орловку?!!

Обвиняя друг друга в слепоте, но гордясь выносливостью и скоростью, мы нагло кинули рюкзаки у директора школы и пошли снимать. Сначала школу (сюрреалистическая картина: посреди серо-черной деревни - обитая новеньким светло-зеленым сайдингом школка, с пластиковыми окнами и компами с интернетом; выход - единственный на всю деревню). Потом - деревню. Местные дядьки покатали нас на ГТСке (как сказал Андрюха, в прошлом - профессиональный военный, в армии у него была одна мечта, взять камеру, когда едешь на БМП, сверху, и вот она сбылась). Ощущения непередаваемые, особенно, когда эта железная туша начинает, фырча, форсировать речку. Главная деревенская улица оказалась ничуть не лучше дороги. На ней, впрочем, висят ограничивающие движение знаки. Не более пятидесяти километров в час. Поскольку вязнут здесь даже УАЗики, мы решили, что 50 км/ч - это для скейтбордистов для местного гнуса. Его здесь летом просто навалом.
Съемки заняли практически весь день, но ночевать в Лаптевке мы не захотели. Вернулись на старую стоянку. С твердым намерением встать в шесть утра и к полудню воскресенья закончить командировку. Не смущал нас ни ветер-пиздец, ни севшие мобильники, ваще нихуя.



@темы: жызнь, широка страна моя родная

URL
   

Улицы потухших Люмосов

главная