Прочитайте, как обстоят дела у сайта Дневников и как вы можете помочь!
×
15:19 

Как мы снимали отсутствие дороги;)

Ну шта, я наконец ожила после эпичных съемок пожара, которые как раз наложились на трехдневную командировку по бездорожьям нашей области, скинула фотки с гоупрошки и мобильника и готова отчитаться, как мы снимали отсутствие дороги. Фотки получились, если честно, говно. Во-первых, у меня мобильник говно, а во-вторых, гоупрошка рабочая - самая дешевая, без внешнего дисплея.
Но, покуда я все-таки не сдохла, хотя очень пыталась, приступим.

День нулевой. Маршрут разрабатывал Толя (руководитель будущей программы), поэтому я знала его в самых общих чертах. Ну там едем до Мальчихи, потом полем-лесом, полем-лесом, и - ёба! - мы в Лаптевке. Ну, или в медвежьем желудке. В первый день надо было пройти восемь км, что при условии грязевой ванны вместо дороги, необходимости съемки и почти сотни кг вещей (большая часть - оборудование) - сосем неплохо.
Проблема была в том, что я до последнего не знала, подпишут ли командировку именно мне. И когда командировку все-таки подписали, оказалось, что хб, резиновые сапоги и спальник - на даче, время шесть часов вечера, нужно еще два раза подлизнуть фесебе сделать два материала, а ехать - завтра. Я жестко психанула, послала текущую начальницу нахуй (у нас конфликт) и по-быстрому нахуярила две говняшки (хорошо, когда твой йобырь - монтажер). И поехала собираться. Вместо хб пришлось взять сноубордические штаны на обычные спортивки. Спальник я одолжила у коллеги. Резиновые сапоги я решила купить в ленте по пути, о чем был предупрежден Толян, но знать не знал водитель. Принести в жертву богу склероза забыть я решила шапку: при наличии трех капюшонов это была наименьшая жертва. Шкаф я все-таки перерыла, в надеждах, что все-таки вернула хб с дачи. Вотще. Зато вместо комка нашелся верх от термобелья, которое полагалось проёбанным по пьяни еще в 10-ом году в Шерегеше. Оказалось, что все эти пять лет верх мирно пролежал на дне шкафа в пакете с недопитой колой и окаменелыми печеньками. Провизию я инспектировать не решилась и недрогнувшей рукой пожертвовала собаке мусорному ведру. Откуда через десять минут ее и сожрал домашний вурдалак. Термобелье же натянула на себя утром. В полпятого утра. Когда проснулась безо всякого будильника.

И начался день первый, ебанутый, как впрочем, и все последующие.
Наша координатор Валя написала нам выезд на 08:00. А водителю Юре - на 06:00, так что к нашему появлению на базе Юрочка уже два часа крыл нас грязным матом. Заезжать в Ленту он отказался наотрез, так что передо мной встала прямая перспектива купить сапоги в Колывани (райцентр) или не купить их вообще и принимать грязевые ванны в мартенсах. О глубине ванн я тогда имела самое смутное представление, поэтому перспектива пугала не слишком. Выехали мы, естественно, в 09:05 (пока собрали всю технику), и в Мальчихе были только около часу дня.
Я обозрела грязи и пригорюнилась. Колеи достигали сорока-пятидесяти см в глубину. Сверху грязевая корка подсохла, но удержать даже мои 52+30 кг была не способна, не говоря уж о Толиных 60+30 и Андрюхиных 80+40. Первым делом я хлебнула грязи бортом свежекупленного сапога и поняла, что зря отказывалась от настойчиво предлагаемых Андрюхой болотных.
Вдобавок оказалось, что жертву в виде шапки Бог Склероза не принял, и мы забыли:
- перчатки (про которые я даже не вспомнила, пока не увидела Андрюхины);
- пакет с посудой (мой, который сиротливо остался в коридоре; Толян с Андрюхой свои не забыли, что и спасло нас от мучительной голодной смерти);
- зарядку от гоупрошки, которая осталась ждать Толю в сейфовой;
- и - тадададам! - штатив от камеры.
Зато туалетной бумаги взяли аж три рулона, что дало повод все три дня похода стебать на тему "шоу трех засранцев". На первый отрезок пути Мальчиха-Ершовка (4 км) ушло четыре часа. В основном не из-за дороги, а потому что примерно четверть материала было отснято имено по пути (т.е, мы останавливались, скидывали рюкзаки и начинали работать). Поэтому в условно жилую (12 дворов, около тридцати жителей) деревню мы вышли, даже не запыхавшись. Местные, с которыми мы увиделись еще в Мальчихе (те покупали бутылку) слегка постебали над нашей черепашьей скоростью, и дальше мы пошли совсем туго.
Не то, чтобы дорога исчезла. Нет,визуально она присутствовала. Но при этом шли мы, как по маслу. Покрытому тонким слоем хлебных крошек. В смысле только ты выберешь местечко посуше, как оно проседает у тебя под ногами, и ты уходишь глубоко вниз.

Ершовка. Невероятно жизнеутверждающее местечко, грязь и говна прилагаются.


Впереди, через четыре километра, нас ждала Орловка - уже полностью заброшенная, однако именно там мы собирались остаться на ночь - дабы обосноваться в одном из брошенных домов, который прикрывал бы нас от ветра.
Авотхуй.
Солнце уверенно клонилось к закату, плечи уже отваливались (а понесите-ка 30 кг, дорогие, по бездорожью, а я на вас посмотрю). А Орловки... не было. Нет, в Ершовке нам сказали, что в прошлогодний пал деревня сгорела подчистую, но подчистую - сами понимаете, понятие условное. Дома не целиком из дерева, у столбов под электропровода бетонные опоры, от гаражей-коровников должны были остаться металлические какие-то шняги. Я уже не говорю о кладбище, на котором кроме пресловутой травы да доисторических венков и гореть-то нечему. Было такое впечатление, что деревня не сгорела, а в одночасье телепортировалась в иной мир. Я горячо излагала пацанам классические сюжеты попаданства, те с каждой секундой проникались.
Когда солнце издевательски сделало из-за горизонта ручкой, мы поняли, что пора расписаться в собственной зимней разжирелости в том, что мы не осилили 4 километра за полдня, выбрали местечко посуше и стали раскладываться.
Место было приятное. Малая речка Бакса (ударение на второй слог) давала здесь изгиб, который привлек бобров и создал ледовый затор. Берег над ним в свою очередь оказался сухим и ровным, с березами (порядочно пожамканными бобрами, но частью еще живыми) и незначительным количеством травы. Часть колышков от палатки, как выяснилось, Толян проебал еще в прошлый поход, но я по-быстрому вытесала новые, пока Андрюха готовил дрова, и дело пошло.
Возле палатки разгорелся костерок, над которым мы приладили кастрюльку под кашу. Кофе и пахнущий лимонадом вьетнамский ром ждали своего часа. Гнуса еще не было, а медведы, говорят, к костру не выходят. Так что мы, покидав рюкзаки, мы вытянули задние конечности и расслабили верхние, травя гнусные байки про первых жен и мужей (ох, надеюсь, как тебе икалось, Сашенька).

И тут где-то вдалеке залаяла собака.
Толя мрачно заявил, что спорит на косарь, что Орловка за поворотом, и там хоть один двор да остался. Я не менее мрачно ответила, что это вовсе не Орловка, а Шошенки, и вот тут-то нам скоро и придет полный имрюк. Потому что так начинаются все уважающие себя истории про попаданцев, и мы просто еще не поняли, как попали. Андрей как самый здравомыслящий ехидно предложил пойти и проверить, что быстро нас остудило, и мы принялись готовить хавчик, благо вода подошла.
Каши я не люблю в принципе, не делая поблажек и гречке. Но оказалось, что кто-то слишком хорошо живет: после дня тяжкого пути на свежем воздухе греча с дешевым лентовским тушняком пошла не просто на ура, а под апплодисменты. Трехлитровую кастрюлю мы сожрали за четверть часа и еще некоторое время подумывали, не наварить ли еще. В итоге ограничились кофе с шоколадом и ромом и достаточно скоро пошли спать. А собака вдалеке продолжала лаять, как будто мимо нее маршировал взвод немецких автоматчиков.
Продолжение последует;)
запись создана: 26.04.2015 в 15:18

@темы: широка страна моя родная, пункт назначения

URL
Комментарии
2015-05-05 в 23:57 

Emili-ya
потеряла смысл жизни, нашедшему просьба не беспокоить)
это просто гениально)

2015-06-19 в 06:23 

Ахха, спасибо, я и забыла, что не дописала

URL
   

Улицы потухших Люмосов

главная